Космонавты в пустыне.Космическая гавань Байконур.

15:00 /  Видео, Наука, Статьи

Космическая гавань Байконур. Отсюда стартуют ракеты, выводят на орбиты космические аппараты. Здесь проходят предстартовую тренировку абсолютно все экипажи МКС. Сейчас в казахской степи тренируются те, кому предстоит покорить космос через лишь несколько лет. В этих жестких условиях полупустыни выживают будущие космонавты. Пройти подобные суровые испытания смогут лишь сильнейшие.
Бескрайняя степь. Полупустыня. Температура все выше и выше. Плюс 60. Сухой обжигающий ветер.
“Я — Материк, я — Материк, я — Материк. Терплю бедствие, терплю бедствие, терплю бедствие. Совершил вынужденную посадку в 300 километрах северо-восточнее города Байконур. Самочувствие экипажа нормальное. Надеюсь, нас услышали”, — повторяет позывные и запрос о помощи кандидат в космонавты Андрей Бабкин.
А в ответ – тишина. Надежда, что услышали и быстро спасут, совсем мала. Такое уже случалось, и не однажды. После долгого полета космический экипаж приземляется в нерасчетной точке. Сколько будут искать – неизвестно. А значит, надо выживать. С собой аварийный запас и вода – 6 литров на троих.
“Мы в 9 часов пропустили попить. По 80 грамм? По 40. И в 10 часов еще – 40”, — считают каждую каплю жидкости “терпящие бедствие” будущие космонавты.
Это легенда учений. Однако выживать приходится по-настоящему. Выход один – победить жару любой ценой.
Андрей Бабкин в этом эксперименте командир экипажа. Действует строго по циклограмме, знает, отступление равно провалу и даже гибели.
“Надо находиться возле аппарата, потому что можно очень просто остаться без средств к существованию, потерять последнюю воду. Мы даже здесь под укрытием экономим ее. Что уж говорить о том, чтобы совершить пеший переход. 300 километров – это очень большое расстояние для пустыни”, — поясняет Андрей Бабкин.
Раннее утро – основное время для работы. Пока солнце не в зените – экипаж строит укрытие. В ход идет все: парашютная система, стропы, ложементы. Набивая куски ткани песком, космонавты мастерят столбы. Сверху натягивают специальную металлизированную пленку. В НАЗе, носимом аварийном запасе космонавтов, она есть всегда. В стужу спасет от потери тепла, в жару служит отражателем. Снижает температуру в укрытии минимум на 10 градусов.
“Это — самая главная наша защита от солнца и излучения. Благодаря ему будет хорошая тень и разница температур внутри убежища. Жар идет от нее – это отраженное излучение, которое могло бы накопиться внутри и влиять на нас”, — рассказывает Бабкин.
В пустыне с каждой минутой температура растет. Уже через час трудно дышать, язык будто ватный, а горло пересыхает. При такой жаре разговаривать не желательно.
“Это было бы весьма глупо, поскольку при разговоре происходит большая влагопотеря”, — отмечает кандидат на полет в космос Денис Матвеев.
“Ты можешь только кожу с себя снять, чтобы обеспечить себе комфортные условия по тепловому режиму”, — подчеркивает сложность ситуации инструктор ЦПК, испытатель и Герой России Виктор Рень.
За два дня экипаж теряет в весе по 5 килограммов. В первый день легче. Организм охлаждается за счет выведение воды – человек потеет. А вот на вторые сутки обезвоживание настолько сильное, что нет ни капельки пота. Поэтому космонавты лежат в укрытии и почти не двигаются.
“Приходилось выживать, это со стороны кажется, что этот процесс прост — лежи себе и ничего не делай. На самом деле, это не так просто, то есть до сегодняшнего времени я себе это представлял иначе, попроще”, — признается Андрей Бабкин.
Это лишь на первый взгляд может показаться, что данная тренировка — не совсем суровое испытание. Ведь, по большому счету, выживающие космонавты разбили свой лагерь недалеко от города. Да и с наблюдательного пункта смотрят постоянно за их состоянием здоровья.
Однако под палящим солнцем, где температура под 50 градусов и в горле пересыхает сразу через несколько секунд, когда начинаешь говорить, с ограниченным количеством воды и еды очень сложно выживать.
Два раза в день в лагерь выживающих наведываются: врач, психолог и инструктор. Взвесить обессиливших космонавтов, померить температуру и понять психологическое состояние, может, кто на грани срыва. Эта грань очень зыбкая. Потерять контроль над собой и своим телом можно мгновенно.
“Это очень неожиданно, спонтанно возникает такое состояние. И его очень сложно контролировать. Когда человек теряет контроль, теряет сознание, это не его вина, это его беда. И это не от его желания, это такой момент наступил тогда, когда вроде бы было все хорошо, и процесс он контролировал”, — оправдывает срывы при таких испытаниях Герой России Виктор Рень.
“Поспать получилось?” – интересуется начальник отдела по выживанию в экстремальных условиях Александр Герман.
“Да, 12 градусов температура была, спали в ТЗК, прохладно было”, — бодро отвечают будущие исследователи космоса.
Александр Герман на всех выживаниях рядом с космонавтами. Учит, как вести себя в подобных условиях, как распределить силы, чтобы здоровыми прийти к финалу испытаний.
Дал совет и нам. Съёмочной группе, как неподготовленным даже кратковременное пребывание под палящим солнцем, чревато неразумно обходиться с водой.
“Воду пьют не так, — обратил внимание на телевизионщиков Александр Герман. — Для того, чтобы иметь максимальный эффект, воду лучше всего взял в рот и минутку погонять, а потом проглотить, чтобы лучше всасывание прошло. Попробуй. Когда идут вторые сутки в пустыне, то это смачивание облегчает состояние”.
40 граммов воды раз в два часа. В обычной жизни даже не представляешь, насколько это мало. Обязательный учет живительной влаги. В таких условиях есть не хочется совсем – побольше бы воды. Количество равное на всех. Так было не всегда, и это вызывало конфликт внутри экипажа.
“В свое время отсчитывали количество потребленной воды глотками. Считается, что средний глоток человека — порядка 20 грамм, но испытатели начинали между собой конфликтовать, кто-то говорил, что у тебя больше рот, глоток. После этого внесли мерный стаканчик в НАЗ”, — делится секретами Александр Герман.
После такого испытания всего два пути – или в космос, или распрощаться с отрядом космонавтов. Сорваться несложно. В условиях выживания совсем не до вежливости.
“Работает голова на износ, работает мозговой аппарат не так, как в обычной жизни, нагнетаешь обстановку сам про себя, прогоняешь различные мысли. Человек, сидящий рядом, раздражает. Ты его тоже не хотел бы никогда видеть. Если он еще что-то скажет, да еще и какую-то подколку, да и еще какую-то шутку неудачную, а все они оказываются плоскими к концу тренировки, то готов даже пойти на преступление”, — подчеркивает накал чувств во время таких тренировок на выживание Виктор Рень.
За всю космическую карьеру такие испытания бывают лишь однажды. Однако навыки настолько устойчивы, что оказавшись в подобных условиях после полета, космический экипаж точно выживет.

Источник

comments powered by HyperComments

Архивы

Август 2012
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл   Сен »
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

При копировании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Kratko-News.com © 2012-2018.