Уничтожение Кипра

21:56 /  Новое, Политика, Экономика

Канцлер Германии Ангела Меркель отметила: «В настоящее время банковский сектор не устойчив и испытывает огромные трудности ввиду действующей бизнес-модели. Если мы хотим предоставить помощь по ЕСМ, мы обязаны убедиться в том, что существует стабильный выход из сложившейся ситуации».

Настойчивое требование еврозоны конфисковать банковские депозиты в кипрских банках почти не имеет ничего общего с желанием «спасти» Кипр, а направлено как раз на его уничтожение.

План-сюрприз, который «протащили» в субботу 16 марта, предусматривал «налог» в размере 6,75% на депозиты, не превышающие 100 тысяч евро, и 9,99% на депозиты свыше 100 тысяч евро. И хотя часть этого «налога», который будет более уместно назвать конфискацией, была бы компенсирована за счет выпуска банковских облигаций, министры финансов еврозоны отошли от своей привычной прошлой практики и законодательных норм ЕС.

В частности, при любой рекапитализации и реструктуризации банков вкладчики защищены, а потери несут держатели облигаций. Кроме того, депозиты в размере до 100 тысяч евро в ЕС застрахованы на полную стоимость. Потерь для держателей облигаций предложено не было, хотя эта мера все равно бы не оказалась достаточной. Напротив, еврозона решила «подкорректировать» реальную ситуацию и назвала «стрижку» депозитов «налогом», а не прямой конфискацией.

Однако в основе этого вопроса лежит резкий отказ финансовых министров еврозоны понять реальную финансовую ситуацию. Пойдя на такую меру, они значительно подорвали доверие к европейской банковской системе. И хотя они заверяют, что речь идет об «уникальном в своем роде случае» (они использовали тот же термин и в отношении «стрижки» греческих гособлигаций), это лишь вопрос времени, прежде чем крупные задолженники – правительства Испании, Италии, Бельгии а, возможно, и Франции, – пойдут по стопам Кипра.

Еврозона имела в запасе около года, чтобы подготовиться к грядущему кризису, однако представила идею налога на депозиты в самый последний момент, как уже свершившийся факт. Именно это заставляет меня верить в то, что причиной тому стало не только глубокое непонимание современной финансовой ситуации, но и намеренная попытка «создать прецедент» на примере небольшого государства.

Такая попытка была не так давно применена к Греции, однако, по-видимому, для неуемного аппетита немецкого политического класса «создавать прецеденты» на примере несчастных государств – и особенно мелких государств, – этого оказалось недостаточно.

Как я пришел к такому выводу? Благодаря простой оценке публичных заявлений немецких чиновников, которые столько раз менялись за последенюю неделю.

Тезис об отмывании российских денег

Позиция Германии, которая укреплалась в течение последнего года, состоит в том, что Кипр является «раем» для отмывания денег российскими олигархами. Об этом свидетельствуют и заявления министра финансов Германии Вольфганга Шойбле, цитируемые Bloomberg:

«Возникает подозрение – и это легко понять – поскольку российские инвестиции на Кипре настолько крупные, и в то же время кипрские инвестиции в России также высоки», – сказал Шойбле немецкому телеканалу ARD (2+Leif program). «Вы можете спросить, почему Кипр является вторым крупнейшим иностранным инвестором в России, и мы хотим получить ясные ответы на этот вопрос».

На самом деле, операции между Россией и Кипром проходят в рамках соглашения об избежании двойного налогообложения, которое наряду с такими факторами, как англоязычная бизнес-культура, 10%-ный налог для компаний-нерезидентов, а также легкая процедура регистрации и ведения бизнеса, превратили Кипр в привлекательный финансовый центр для российских компаний.

Кипр регулируется европейским законодательством и Международной организацией по борьбе с финансовыми злоупотреблениями (FATF) при ОЭСР, а также в полной мере сотрудничает с Комитетом экспертов Совета Европы по оценке мер противодействия отмыванию денег и финансированию терроризма (MONEYVAL). Последний доклад MONEYVAL можно посмотреть здесь.

Таким образом, первая логическая ошибка состоит в том, чтобы наказать Кипр за преступление, которое он не совершал, – за то, что он привлекает российские инвестиции.

Предположим, что за Кипром действительно числится это «преступление» и на острове отмывают российские «грязные» деньги. Каков выход? Неужели выход в том, чтобы уничтожить банковскую систему страны – то, чем в данный момент и занимается еврозона?

Или может, выход заключается в том, чтобы ужесточить правила ЕС по вопросам отмывания денег, трансфертного ценообразования и схем по уклонению от налогообложения, которые влияют не только на Кипр, но и на такие юрисдикции, как Нидерланды, Люксембург, Лихтенштейн, Лондон, Джерси, Гернси, Ирландия, о. Мэн, Мальта и пр.?

Несомненно, Германия попыталась уничтожить и ирландскую экономическую модель, но ее план потерпел неудачу. Однако на Кипре, стране с населением всего в 860 тысяч человек, бизнес-модель оказалась «системно неадекватной» и у нее не было выбора.

Святые немецкие деньги и злостные российские вкладчики

Это ошибочная идея о финансовом крахе во избежание отмывания денег была фактически запущена Социал-демократической партией (СДПГ). СДПГ находится в середине неудачной избирательной кампании и хватается за каждую соломинку в попытке победить партию ХДС Ангелы Меркель. Как пишет немецкое издание Spiegel, СДПГ специально связала спасение Кипра с «незаконными российскими деньгами»:

Немецкая оппозиция, левоцентристская Социал-демократическая партия, заявила, что одобрит пакет финансовой помощи Кипру только при определенных условиях. «Прежде чем СДПГ одобрит кредит для Кипра, бизнес-модель страны должна быть откорректирована», – заявил изданию Spiegel законодатель СДПГ Карстен Шнайдер. «Мы не можем использовать деньги немецких налогоплательщиков в качестве гарантий по депозитам из нелегальных российских денег в кипрских банках».

Отсюда вытекает явное заблуждение: все российские деньги на Кипре незаконные. А потому деньги немецких налогоплательщиков не будут использованы с целью помочь кипрским банкам.

В связи с этим у меня возникает ряд вопросов:

1. Провела ли СДПГ аудиторские проверки депозитов в греческих, ирландских, испанских и португальских банках, прежде чем дать согласие на выделение им финансовой помощи?

2. Когда ЕЦБ продлил кредит в 1,1 трлн евро на дешевые кредиты в европейских банках в рамках программы долгосрочного рефинансирования, обозначил ли он разницу между банками, в которых были российские вклады, и теми, в которых таких депозитов не было?

3. Когда такие крупные американские корпорации, как Google, Yahoo и Starbucks прибегают к схеме оптимизации налоговых обязательств, известной как «Dutch Sandwich», что позволяет им сэкономить миллиарды долларов на европейских налогах, разве СДПГ провело расследование на предмет того, должны ли такие компании осуществлять свою деятельность в Германии или где бы то ни было в ЕС?

Несомненно, ответ на все три вышепоставленных вопроса – «нет». СДПГ просто использует кипрский вопрос в интересах своей жалкой избирательной кампании. Ну, а тот факт, что Кипр является третьей самой мелкой страной в ЕС, в то время как Германия – крупнейшим государством ЕС, является здесь решающим.

Банки слишком крупные – их необходимо уничтожить для их же блага

После того, как кипрский Парламент отклонил госолованием первое «предложение» еврозоны, немецкие комментарии касательно конфискации депозитов изменились. Понимая, что они перестарались с принуждением Кипра конфисковать вклады, они попытались представить конфискацию как меру в наилучших интересах кипрской банковской системы:

«Банковская система на Кипре слишком крупная, и страна является некредитоспособной при такой модели. Никто за пределами Кипра не виноват в этом», – отметил Шойбле. «Эта бизнес-модель несостоятельна, альтернативы просто не существует».

Это одно из величайших заблуждений и идет в противовес с европейским законодательством и международной банковской практикой. ЕС принял Базельские соглашения ΙΙ и ΙΙΙ касательно банковского регулирования и требований по капиталу. Базельские соглашения ΙΙ и ΙΙΙ содержат подробные положения о соотношении основного банковского капитала к депозитам и кредитам.

Однако нигде в них не оговорено требование, или не дано хотя бы определение того, что банковский сектор того или иного государства должен сократиться до определенной доли от ВВП. Это подтверждается как отсутствием такого показателя в европейском, так и в международном законодательстве и стандартах. Это также подтверждено тем фактом, что подобные условия не поднимались при выделении финансовой помощи Ирландии и Испании.

К сожалению, это заявление, как и многие другие, было высказано с чувством авторитета и не было никем оспорено, однако оно не имеет никакого отношения к юридической или финансовой действительности.

Миф об экономический приемлемости долга

Далее была предпринята еще одна попытка оправдать конфискацию депозитов с целью сделать кипрский государственный долг «экономически приемлемым»:

«Однако инвесторы с депозитами свыше 100 тысяч евро должны внести свой вклад с целью помочь стабилизировать ситуацию в банковской сфере на Кипре», – отметила Меркель, подчеркнув, что она до сих пор считает, что «банковский сектор должен сделать свой вклад, чтобы стабилизировать кипрский госдолг». «Кипр является нашим партнером в еврозоне, и мы обязаны совместно найти решение проблемы», – сказала А. Меркель.

Если вопрос экономической примлемости долга на Кипре является ключевым, тогда Германия должна была рекомендовать три альтернативных решения проблемы банковского сектора в рамках финансовой помощи:

1. Создать государственный «плохой банк» и перевести в него «плохие» кредиты из Bank of Cyprus и Laiki Bank. Это позволило бы вычесть как минимум 4-8 млрд евро из кредитных портфелей двух банков и облегчить их рекапитализацию и структуризацию.

2. Провести со временем дивестицию международной банковской сети Bank of Cyprus и Laiki Bank, особенно в отношении убыточных операций в Греции, России и Украине.

3. Использовать фонды Европейского стабилизационного механизма для прямых инвестиций банкам, в обход государства. Это решение еще технически не оформлено, однако оба банка смогли бы продолжить функционировать, ведя реструктуризацию за счет фонда ELA (ЕЦБ) до тех пор, пока не будет полностью готов фонд ESM.

Однако такой попытки не было предпринято. Напротив, истерия по поводу решения Еврогруппы была подкреплена обычно завуалированными угрозами о том, что экономика Кипра рухнет и страна покинет еврозону, а также вовсе ненужным решением ЕЦБ прекратить финансирование Bank of Cyprus и Laiki Bank из фонда ELA к понедельнику.

Кипр аморальный

Наконец, мы сталкиваемся с заявлением, которое было выдвинуто также и против Греции: Кипр заслуживает краха, так как он аморален. Именно эта мысль была скрыта в различных высказываниях Вольфганга Шойбле 19 марта:

«Тот, кто вкладывает свои деньги в какую-либо страну, потому что там он будет облагаться меньшим налогом или меньше контролироваться, рискует, в случае если банки в такой стране перестанут быть кредитоспособными. Именно это случилось с Исландией и Ирландией несколько лет назад. Европейские налогоплательщики не должны нести ответственность за такой риск», – сказал Шойбле.

Эта точка зрения не учитывает ряд специфических для Кипра фактов:

1. В 2011 году взрыв в Мари нанес серьезный урон кипрской энергетической отрасли и обошелся стране не менее чем в 1 млрд евро (при экономике в 17 млрд евро).

2. Bank of Cyprus и Laiki Bank пострадали от списания греческих гособлигаций в размере 4 млрд евро, а затем последовали и потери от безнадежных кредитов в Греции и на Кипре. Это никак не связано с российскими депозитами и «размером банковского сектора».

3. Когда Кипр участвовал в пакетах финансовой помощи Греции, Ирландии, Португалии и Испании, Германия была не прочь переложить ответственность за эти риски на кипрских налогоплательщиков. И лишь теперь Германия повернулась против страны, которая «облагается меньшим налогом и меньше контролируется».

4. В Европе не было заключено абсолютно никакого соглашения касательно понятия «более низкого налогообложения». К примеру, в Нидерландах действует налоговая ставка на международные сделки в области трансфертного ценообразования намного ниже, чем на Кипре. А если проблема заключается в том, что страна «меньше контролируется», то, очевидно, существуют и другие ее решения.

Выводы

Оглядываясь на события этой последней необыкновенной недели, наиболее снисходительный комментарий, который кто-либо мог бы высказать, был бы о том, что кризисное регулирование в ЕС и функция принятия решений временно не функционируют. Однако, очевидно, этого не достаточно.

Мне сложно понять, как относительно простая процедура оказания финансовой помощи в размере 17,5 млрд евро государству и его банковскому сектору может быть проведена настолько плохо, и особенно Германией.

Скрытая истерия, логические ошибки, поиск виноватых и ложная мораль вырисовываются вновь и вновь среди немецких политических лидеров, и давление не являлось предвестником лучших времен ни сейчас, ни в будущем.

Ситуация, при которой страна с численностью в 82 млн жителей и ВВП в 2,6 трлн евро, которая так очевидно выступает против Кипра, государства с 860 тысячами жителей и ВВП в 18 млн евро, представляется абсолютно омерзительной.

Постоянно растущий поток угроз, умышленных ложных заявлений и недомолвок со стороны Вольфганга Шойбле, Ангелы Меркель и других вызывает глубокую озабоченность.

Отказ рассмотреть вариант рациональной реструктуризации и рекапитализации банков в течение 3-5 лет, а также обеспечить переговоры в спокойной обстановке, без ложных угроз и сроков, представляется немыслимым, особенно в сравнении с тем, как правительство Германии провело рекапитализацию немецких банков.

Тот факт, что немецкий Парламент должен одобрить кипрский кредит, превращает этот кредит, как и любой другой, в жертву самого низкого политического инстинкта немецкого политического класса и сопровождающей его «желтой» прессы. Мы уже видели нечто подобное в случае с Грецией, однако удивительно то, что с тех пор ничего не изменилось.

Также не учитывается в этом споре тот факт, что ресурсы и капитал фондов ESM/EFSF существуют – новый капитал искать не требуется. При этом Германия – не единственный соучастник этих фондов. По иронии судьбы, Кипр как раз является их соучастником.

Еще более тревожным является тот факт, что не было представлено ни одного доклада о том, чей голос на саммите еврозоны послужил поводом к проведению этой безумной конфискации банковских депозитов, за которую выступали в первую очередь.

Имеют ли эти «министры финансов» представление об основах финансирования?

Что предпримет Европа, когда ее настигнет реальный кризис, а не эта пустяковая ошибка с округлением в 17,5 млрд евро?

Сколько сводов правил они уничтожат? Сколько еще иностранных инвесторов и ключевых поставщиков, таких как Россия, они оскорбят и отчуждят? Сколько еще банков в еврозоне они уничтожат?

Прогноз

Я думаю, что в течение этих выходных и следующей недели будет разворачиваться следующий сценарий:

1. Кипр ради спасения репутации пойдет на «сбор» с депозитов, который составит 0-1% на депозиты до 20 тысяч евро, 5-6% – на депозиты до 100 тысяч евро и 12-15% – на депозиты свыше 100 тысяч евро. Эта мера подарит еврогруппе и Кипру ложное чувство того, что компромисс был достигнут.

2. Отток капитала с Кипра начнется незамедлительно. Такие российские крупные корпорации, как «Итера», «Никойл», «Газпром», «Роснефть», «Синтез» и др. при первой же возможности переведут свои депозиты, скорее всего в Лондон и Швейцарию, в обход еврозоны. Кипрские и британские вкладчики последуют их примеру.

3. Кипру придется ввести меры по контролю за движением капитала, чтобы избежать отток депозитов, что еще больше обострит необходимость в рекапитализации кипрских банков, которую еврозона якобы пыталась предотвратить своим решением. Потребуется повторная рекапитализация кипрских банков.

4. Кипрский ВВП будет падать, возможно на 5-6%, а уровень безработицы вырастет до 15-18% к концу 2013 года, продолжая расти и в 2014 году. На Кипре начнется затяжной экономический спад на 3-4 года, конец которого ознаменуют только углеводородные инвестиции. Затем последует миграция населения с Кипра.

5. Кипрский проект по разработке углеводородных месторождений будет также отложен. С одной стороны, кипрский кредитный рейтинг будет означать более высокие процентные ставки и отсутствие доступности капитала в течение многих лет. С другой стороны, Россия перестанет союзничать с Кипром в политическом и экономическом плане. Кроме того, становится ясно, что вместо того, чтобы быть тем самым хваленым двигателем геополитической и финансовой стабильности, о которых заявляет ЕС, на самом деле в случае с Кипром он является разрушающей силой. А это значит, что Кипр столкнется с новой волной турецкой враждебности и вмешательства, которые распространятся далеко за пределы их нелегально оккупированных территорий Северного Кипра.

Я искренне сомневаюсь, что мы в последний раз слышали о «стрижке» депозитов. Италия, Франция, Испания и Бельгия плохо управляют своими национальными бюджетами и скорее всего будут вынуждены последовать кипркому примеру на определенном этапе в будущем. После обложения налогов финансовых операций, следующий неизбежный шаг – ввести налог на вклады, а не «лишь» на проценты по вкладам.

Вне всякого сомнения, в Европейском Союзе наблюдается дефицит демократии, равно как ставится под сомнение и роль Германии и ее стран-сателлитов. Я надеюсь, что эти тенденции будут развиваться и в будущем, в ущерб жителям континента, которые ежедневно сталкиваются со снижением конкурентоспособности экономики, демографическими проблемами, абсурдными налогами, анти-предпринимательской политикой и ожесточенной международной конкуренцией.

Остается только догадываться, что предпримет Европа, когда столкнется с настоящим кризисом…

© Филипп Аммерман, 2013, специально для журнала «Успешный бизнес»
По материалам : Источник

Архивы

Март 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев   Апр »
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

При копировании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Kratko-News.com © 2012-2018.