Российская инициатива по сирийскому химическому оружию спасает президента США от провала

20:02 /  Новое, Политика

Неожиданный для большинства разворот событий вокруг Сирии, связанный с российской инициативой по сирийскому химическому разоружению и поддержкой этой инициативы Дамаском, может действительно явиться прорывом в решении затянувшегося кровавого конфликта, хотя на этом пути ещё слишком много проблем и сталкивающихся интересов.Принятие предложений России Вашингтоном и перенос голосования в конгрессе США по поводу атаки на Сирию во многом носят вынужденный характер и не означают, что гроза над этой страной миновала. В ближайшие дни Белый дом сделает всё, чтобы отыграть проигранное – теперь уже за столом переговоров.

На это указывает и обращение Обамы к нации, которое можно было понять как угодно: и так, что президент будет добиваться согласия на нанесение удара по Сирии, когда сочтет это нужным, и так, что отложенное голосование всё-таки состоится.  Бывший соперник Обамы сенатор-ветеран Джон Маккейн уже просто запутался. «Это такая степень непоследовательности, которую я никогда ранее в жизни не встречал», – заявил он.
Политический редактор израильского Jewish Journal Шмуэль Роснер считает, что сирийская драма стараниями президента США обратилась в фарс. Израильские политики, которые с самого начала относились к Обаме с недоверием, окончательно убедились в том, что первые впечатления их не обманули. Израилю неизбежно придётся расплачиваться за «колебания Обамы».Теперь не приходится рассчитывать ни на его эффективное участие в достижении палестино-израильского урегулирования, ни на совместные с Израилем действия по силовому воздействию на Иран. Хорошо, что хоть «Путин предоставил ему дипломатическую лестницу, по которой он может спуститься с тех шатких деревянных помостков, которые сам воздвиг вокруг Сирии», – пишет Шмуэль Роснер.

Многих ставит в тупик разноголосица в заявлениях, звучащих из Белого дома. Госсекретарь Керри, высказавший идею размена химического разоружения Сирии на отказ от удара по ее территории, потом вдруг почему-то начал говорить о том, что его не так поняли. Помощник президента США по национальной безопасности Сьюзан Райт практически открестилась от данной инициативы, утверждая, что Дамаску верить нельзя, а посему отказа от бомбардировок быть не должно. С таким же резким мнением выступил и занимающий аналогичную должность при вице-президенте Томас Блинкен, вероятно, демонстрируя позицию самого Джозефа Байдена. По словам Блинкена, «США тщательно рассмотрят предложение Лаврова, однако нельзя ожидать, что эта мера станет решением проблемы».   Все по своим местам расставил Б. Обама, принявший этот план и признавший, что он уже обсуждал его ранее с В. Путиным. Впечатление такое, что в замыслы американского президента полностью был посвящен только самый близкий к нему в настоящий момент политик, руководитель его администрации Денис Макдонаф, и что переговоры по ликвидации сирийского химоружия в качестве условия для отказа от нанесения военного удара по территории страны носили глубоко закрытый характер.

Дело в том, что со своими планами нанесения удара по Сирии президент США оказался на грани большого дипломатического и политического провала. Попытка создать коалицию сорвалась, в неё не вошёл даже ближайщий союзник – Великобритания, alter ego Америки. Попытка «триумфатора Тимбукту» Франсуа Оланда занять место Лондона выглядела, скорее, как фарс. А о готовности вооруженного содействия вообще заявила лишь одна Саудовская Аравия, чьи заслуги в подавлении всякой демократии, например в Бахрейне, и поддержке исламистов хорошо известны.

Голосование по резолюции о применении силы против Сирии в палате представителей конгресса, по всем опросам, обещало стать катастрофическим. Сенатор-республиканец Джон Баррассо отметил, что у Обамы не было иного выхода, кроме как попросить конгресс отложить голосование по поводу военных действий в Сирии. «Президент нажал на паузу, – сказал сенатор. – И я считаю это правильным, потому что при голосовании в палате представителей он вряд ли получил бы больше 100 голосов (из 435). В сенате этот план, я полагаю, также не прошел бы».  Оказалось, что у Белого дома нет никаких «неопровержимых доказательств» применения Дамаском химического оружия, о чем он громогласно трубил две недели, а лишь «логические умозаключения». Те тысячи фотографий с места событий в мировых СМИ, о которых по инерции продолжает твердить президент Обама, – это лишь копии одной и той же весьма сомнительной фотосессии, появившейся, как из-под земли, едва ли не до начала пресловутой химатаки. То же самое произошло и с видеозаписями. Общественное мнение в Америке всё это время было устойчиво отрицательным по отношению к планам удара по Сирии. Всё шло к тому, что конгресс последует примеру британского парламента и откажется санкционировать применение силы против Сирии. Как вдруг на помощь пришел Владимир Путин, и «нужда в этом волшебным образом надолго отпала».

Однако не надо думать, что Москва так уж сильно озабочена спасением образа Обамы. Это, скорее побочный результат, а главное для российского руководства – недопущение окончательного сползания сирийской ситуации в хаос. Согласно израильским источникам, переговоры о химическом разоружении между Сирией и Россией продолжались, по крайней мере, две последние недели, и в них участвовал Иран.

Частью сделки по передаче сирийского химического оружия под международный контроль стало якобы обещание Москвы поставить Сирии еще больше обычных современных вооружений. Неизвестно, что именно было обещано. В репортаже Второго канала израильского ТВ, однако, сообщается о том, что Асаду нужны боевые самолеты, запчасти к танкам и практически все виды вооружений и боеприпасов, дабы пополнить запасы, израсходованные за время гражданской войны. Возможно, что в Сирию будут направлены 24 истребителя Миг-29, поставка которых была отложена прошлым летом. Таким образом, добровольный отказ Дамаска от химического оружия не только не ослабит, но даже усилит сирийский оборонительный потенциал. К тому же для защиты городов Сирии от бандформирований высвободятся не такие уж малые силы, занятые сейчас охраной складов с ОВ. Недаром новый поворот событий деморализовал сирийскую вооружённую оппозицию. Глава Сирийского Военного Совета Салим Идрисс заявил: “Мы заявляем о нашем резком неприятии российской инициативы по передаче сирийского арсенала химического оружия под международный контроль”.

Вместе с тем в подходах западных стран к забрезжившему, казалось бы, свету в конце туннеля прослеживается тенденция тут же этот свет и погасить. В частности, США, Великобритания и Франция при особо активной роли последней пытаются провести в СБ ООН такую резолюцию по ликвидации сирийского химоружия, которая представляет из себя ультиматум, предусматривающий в случае невыполнения применение военной силы в соответствии с Главой VII Хартии ООН. Однако это явный нонсенс, поскольку данная глава посвящена мерам воздействия на агрессоров. Разве это Сирия на кого-то нападает, а не на неё собрались напасть? Никаких документов, возлагающих на Дамаск ответственность за нечто подобное, СБ ООН еще не принимал и, надо полагать, не примет. Напомним, что десятки государств присоединились к конвенции о ликвидации химического оружия без всякого к тому принуждения, что хочет сделать и Сирия. Если уж и говорить о тех, кто до сих пор не расстался с химическим оружием, то надо указать на Израиль? На страницах Foreign Policy недавно были опубликованы данные ЦРУ о том, что в этой стране имеются внушительные запасы смертоносных отравляющих веществ (ОВ). Ещё в 1982 году спутниковая разведка США обнаружила место вероятного производства и хранения боевых ОВ в Димоне рядом с деревней Аль-Килаб, неподалеку от израильского ядерного центра.

По данным ЦРУ, израильтяне ускорили разработку химического оружия после окончания войны Судного дня в 1973 году. Американская разведка засекла испытания этого оружия в Негеве. В 1992 году Израиль подписал конвенцию о запрете химического оружия, но так и не ратифицировал его.  Свою программу создания химического оружия Сирия объясняла ответом на действия Израиля. Сейчас своё согласие на ликвидацию химоружия она с мерами в отношении соседа даже не связывает. Так почему же из всех бывших и нынешних обладателей ОВ ультиматум выставляется одной только Сирии?

Торпедируя нормальный процесс принятия резолюции СБ ООН по Сирии, Запад пытается крайней сделать Москву. По поводу представленного абсолютно неправомерного проекта резолюции французская печать, например, пишет: «Действительно ли мы подходим к международному компромиссу по ситуации в Сирии? Ответ Москвы на французскую инициативу в ООН явно свидетельствует об обратном».
В нынешнем виде западный проект резолюции СБ ООН по сирийскому химическому оружию смахивает на австро-венгерский ультиматум Сербии, ставший прологом мировой войны.Тогда Белград согласился со всеми требованиями ультиматума, кроме явно унизительных и незначительных. Однако смыслом того ультиматума и было не решить проблему, а использовать её как повод для нападения.

Специалисты разведывательно-аналитической компании Stratfor убеждены, что угроза войны против Сирии не снята, она лишь отодвинута за рамки нынешнего раунда международных переговоров.  В институте Брукингса также думают, что сирийский кризис далек от разрешения, возникла лишь «дипломатическая пауза». Под знаком этого кризиса, как там считают, пройдёт весь остаток президентства Обамы.

В случае возобладания западного подхода к реализации российской инициативы ситуация в Сирии, вместо того чтобы приблизить страну к миру, ещё больше осложнится и может быть взорвана в результате малейшей провокации, например обстрела сирийскими мятежниками территории Израиля химическими снарядами. По сообщениям израильских СМИ, несколько мин, выпущенных с территории Сирии 12 сентября, уже взорвались на Южных Голанах. Может быть, скоро будет объявлено, что эти мины оснащены зарином и что такие обстрелы носят «систематический характер»…

 

Генезис сирийского кризиса и вечная война США

В период Великой депрессии 32-й президент США и один из наиболее заметных государственных деятелей первой половины ХХ века Франклин Делано Рузвельт заявил: «Одна из главных моих задач – уберечь банкиров и бизнесменов от самоубийства». Эта трогательная забота обернулась величайшей трагедией всего человечества – Второй мировой войной, главными поджигателями которой стали американские промышленники и финансисты. В той войне погибло более 54 млн человек, 90 млн было ранено, 28 млн из общего количества раненых стали инвалидами.

Вторая мировая война решила многие проблемы американского истеблишмента, но далеко не все: Советский Союз не только выстоял, но превратился в сверхдержаву. Главная же задача, которую ставил перед собой Ф.Д. Рузвельт, была решена с перевыполнением – США превратились в мировой финансовый центр. В июле 1944 г. в небольшом городке Бреттон-Вудс на международной конференции победителей было положено начало таким институтам, как Международный банк реконструкции и развития (МБРР, с 1960 г. – Всемирный банк) и Международный валютный фонд (МВФ). Тогда же доллар США был объявлен одним из видов мировых денег, наряду с золотом. К тому моменту США контролировали 70% мировых резервов золота. В самих США к концу войны имелось 129 млрд долл. (колоссальная и по нынешним временам сумма!) ликвидных накоплений.

Эти деньги, «заработанные» американскими банкирами и промышленниками на страданиях и смертях миллионов людей, дали мощный стимул производству товаров широкого потребления и капитальному строительству. Не говоря уже о международном статусе, который получили США. Даже русобоф и идеологический враг нашей страны З. Бжезинский признавал: «Парадоксально, что разгром нацистской Германии повысил международный статус Америки, хотя она не сыграла решающей роли в военной победе над гитлеризмом. Заслуга этой победы должна быть признана за сталинским Советским Союзом». Так или иначе, но фундамент современного гегемонизма Америки был заложен именно в последней мировой войне.

Итоги великой и страшной войны сформировали у тех, кто правит Америкой на самом деле, единственную модель поведения: решение собственных проблем всегда должно достигаться за счёт других стран и народов. На протяжении всего послевоенного времени США прибегали к агрессии всякий раз, когда у них либо возникали экономические проблемы, либо нужно было отвлечь внимание от непопулярных экономических мер внутри страны.

Так, война в Корее стала реакцией на первый послевоенный экономический спад 1949 года. Вторжение в Ливан последовало за спадом 1957-1958 годов. Агрессия против Вьетнама стала реакцией на экономический спад 1967 г., а «запуск» Картером второго витка холодной войны – на спад 1979 года. Падение 1981-1982 гг. вызвало к жизни не только «военное кейнсианство» Рейгана, но и американский «подход» к Никарагуа и Гренаде. Я уже не говорю о таких масштабных интервенциях США/НАТО в ХХI веке, как Афганистан, Ирак, Ливия.

На агрессивный характер внешней политики США как реакции на внутренние проблемы обращают внимание и многие американские ученые и писатели. Так, крупнейший историк первой половины ХХ в., один из основателей экономического направления в историографии США, автор 4-томного труда «Становление американской цивилизации» Charles Austin Beard  (1874-1948 гг.) считал, что после победы над Японией в 1945 г. США ведут «вечную войну ради вечного мира».

Отталкиваясь от наработок Ч.О. Бирда, знаменитый американский писатель-либерал Гор Видал в работе 2002 года«Почему нас ненавидят» на нескольких страницах поместил таблицы военных и иных операций, проводившихся американцами до 2001 года. При этом «автор из сострадания (к читателям. – Е.П.) не стал перечислять военные операции, которые осуществляло ЦРУ в разных странах, например в Гватемале (1953), или в Иране (1953), когда был сброшен Моссадык, или в Чили, когда был сброшен Альенде, и т.д.». А главное, подчеркнул Гор Видал, то, что «в этихнескольких сотнях войн против коммунизма, терроризма, наркотиков, а иногда и вообще неизвестно против чего, которые велись между событиями в Пёрл-Харборе и “черным вторником” 11 сентября 2001 г., мы (Америка. – Е.П.) старались нанести удар первыми. Но мы ведь хорошие ребята, не правда ли? (курсив мой – Е.П.)».

В свою очередь Зиауддин Сардар и Мерилл Вин Дэвис в книге «Почему люди ненавидят Америку» в период с 1890 г. (военная акция США в Аргентине) и до 2001 г. (начало операции в Афганистане) насчитали 124 американские интервенции в различных частях земного шара. Причем, как указывают авторы, особое место в интервенционистской политике США всегда занимали провокации.  Примеры? Пожалуйста.

В 1898 г. был организован взрыв американского корабля «Мэн» – обвинили испанцев. В результате США начали войну с Испанией.

7 мая 1915 г. США подставили под удар немецких подводных лодок «Лузитанию». Лайнер с закрашенным именем и без флага какой-либо страны целенаправленно вошел в зону, обозначенную германским правительством как «зона подводной войны». По условиям военного времени «Лузитания» была торпедирована германской субмариной и затонула. Погибло 1198 человек из 1959 бывших на борту. Этот инцидент был использован для информационного давления на общественное мнение многих стран, резко изменивших отношение к Германии.

В 1941 г. Рузвельт был хорошо осведомлен о готовящемся ударе на Пёрл-Харбор, но ничего не сделал, поскольку нужен был повод для вступления в войну.

В 1964 г. произошел т.н. Тонкинский инцидент, послуживший поводом к началу Вьетнамской войны.

Взрыв башен-близнецов 11 сентября 2001 г. стал поводом к военной интервенции в Афганистан.

Мифическая ядерная программа стала поводом для уничтожения Ирака. Над Ираном и Северной Кореей давно весит ядерный провокационный повод. И вот теперь химическое оружие в Сирии.

***

Убийственную характеристику внешней политике США дал ещё один американский ученый – заслуженный профессор истории Принстонского университета Арно Дж. Майер. Свою статью «Несвоевременные мысли» о событиях 9/11 он не смог опубликовать в США – «самой демократической стране мира». Удалось это сделать во французской газете «Монд». Цитирую:

«В новейшее время вплоть до недавних событий акты индивидуального террора считались оружием слабых и бедных, тогда как акты государственного и экономического террора – оружием сильных. В обоих видах террора важно различать объект и жертву. Это различие кристально ясно в случае удара по Центру международной торговли: объект представляет собой ярчайший символ и средоточие глобальной корпоративной и экономической мощи, жертвами же стали несчастные, в основном рядовые служащие. Иное дело Пентагон: там сосредоточено высшее военное командование…капиталистической глобализации, причиняющее, выражаясь пентагоновским языком, «побочный» ущерб человеческой жизни.

Так или иначе, после 1947 г. Америка превратилась в главного преступника-первопроходца, виновного в “упреждающем” государственном терроризме, прежде всего по отношению к странам “третьего мира”, и потому, как правило, игнорируемом. Кроме постоянной подрывной деятельности и свержения правительств в соперничестве с Советским Союзом в годы “холодной войны”, Вашингтон прибегал к политическим убийствам, создавал суррогаты эскадронов смерти и отряды так называемых борцов за свободу (типа бен Ладена). Он организовал убийство Лумумбы и Альенде и пытался осуществить покушения на Кастро, Каддафи и Хусейна, накладывал вето на любые попытки обуздать не только нарушения Израилем международных соглашений и резолюций ООН, но и проводимую им политику “упреждающего” государственного террора (курсив мой. – Е.П.)».

Генезис сирийского кризиса задан самой природой гегемонии США. Однако почему в Вашингтоне нацелились на «окончательное решение» сирийского вопроса именно сейчас? Почему обратились к отработанной схеме – провокации? И почему так плохо её подготовили: постановочный характер кадров видеосъемок, подсунутых миру в качестве «доказательств» химической атаки, якобы проведенной сирийской армией, стал очевиден чуть ли не на следующий день?!

Официально факт провокации был подтвержден 9 сентября на брифинге «Права человека и вооруженные конфликты: угрозы США применить силу против Сирии и международное право» в ходе 24-й сессии Совета ООН по правам человека. Как отмечалось в сообщении для СМИ по итогам встречи, «были приведены убедительные доказательства того, что видео и фото жертв химатаки в пригороде Дамаска 21 августа были сфабрикованы заранее. Аудитории продемонстрировали показания многочисленных свидетелей, единогласно утверждавших, что химоружие в районе Восточной Гуты было применено именно боевиками. Результаты проведенных активистами расследований инцидента и показания очевидцев были переданы Независимой комиссии по расследованию в Сирии».

Однако почему США отступили? Это не в правилах глобального лидера, и ООН давно уже Америке не указ.

Как уже сказано, США привыкли решать свои проблемы за счёт международного разбоя. Именно сюда уходят корни кризиса в Сирии и причины его эскалации.

Во-первых, в настоящее время экономика США приближается к «фискальному обрыву». В таких условиях обещания, данные Обамой в ходе избирательной кампании – снижение налогов, увеличение оплаты труда, легализация мигрантов, – не могут быть выполнены в принципе. В стране сложилась патовая политическая ситуация, сопровождающаяся падением популярности Обамы и его команды. Выход советникам и аналитикам из Белого дома видится в «маленькой победоносной войне». Более удобного места для такой войны, чем измотанная и разоренная Сирия, сложно придумать. Ну а решение внутриэкономических проблем за счет военной интервенции – это «добрая» традиция англосаксов.

Во-вторых, силы, стоящие за Обамой, активно поддерживают и реализуют проект «управляемого хаоса» от Мавритании до Киргизии и Кашмира. «Дуга нестабильности», начавшись на Балканах, должна по их логике дойти до России и Китая.

Однако на этом пути глобальной дестабилизации образовалась «проблема» – Сирия. Причем Дамаск является союзником трёх крупных держав одновременно – России, Китая и Ирана. Для Росси сирийцы – это не только союзники, но и друзья, как особо подчеркнул Владимир Путин.

Что же касается «хаоса», то он нужен для вполне конкретных целей. Одна из них – транзит углеводородов. И вот здесь опять возникает российский фактор. Полагаю, что эскалацию сирийского кризиса следует рассматривать как прямую реакцию на активизацию российской энергетической политики. Дело в том, что 13 августа в ходе визита президента РФ В.В. Путина в Баку были достигнуты серьезные договоренности по транзиту нефти: были подписаны соответствующие договоренности между российской государственной компанией «Роснефть» и азербайджанскими партнерами; определены новые направления и форматы кооперации в сфере ТЭК. Причем подписанные соглашения имеют долгосрочный характер – «перспективу лет на 15, может быть – 20, то есть закладывается хорошая база для сотрудничества на многие и многие годы вперед». По итогам встречи президент Азербайджана Ильхам Алиев подчеркнул, что «от активного взаимодействия, координации наших усилий, думаю, будет зависеть очень многое в рамках региональной энергетической проблематики. Мы настроены на решительное сотрудничество, на укрепление взаимодействия с Россией в этом важном направлении экономического и политического развития». Сухим остатком этой встречи стало создание нефтяной связки Россия – Азербайджан, т.е. именно того, что так боялся и против чего долгие годы работал Запад.

Генезис сирийского кризиса изначально вообще во многом был определён проблемой транзита энергоресурсов. Как известно, в Южном Средиземноморье обнаружены месторождения газа – и на морском шельфе, и на территории Сирии (Кара).  В сирийском кризисе есть и ещё один «газовый» фактор: если режим Асада будет свергнут, то Катар,  экспортирующий сжиженный природный газ, получит возможность транспортировки «голубого топлива» непосредственно со средиземноморского побережья по территории Сирии. Это как минимум удвоит объем его экспорта и заодно осложнит иранский экспорт. Усиление Катара на газовом рынке автоматически ведет к ухудшению позиций российских компаний. А если сюда добавить установление контроля над алжирским газом  (над чем американцы также активно работают), то это уже чревато блокадой всего нефтегазового экспорта России.

Говоря о нефтегазовых войнах на Ближнем Востоке, не стоит забывать и о том, какая борьба разворачивается вокруг «Южного потока». Но это тема отдельного разговора.

У эскалации сирийского кризиса и агрессивной позиции Вашингтона есть и другие причины. Например, стремление разорвать связку «Тегеран – Дамаск – Хизбалла», создающую проблемы для США и Израиля. Однако самым главным в попытках «окончательного решения» сирийского вопроса всё же остается демонстрация России и всем остальным: в мире будет так, как решат США и стоящие за ними наднациональные структуры глобального управления.

И вот здесь самое время вспомнить слова Сталина, который любил повторять: «Есть логика намерений, и есть логика обстоятельств. И логика обстоятельств сильнее логики намерений». Так вот, логику обстоятельств провокаторы и поджигатели не учли. Не учли того, что изменилась Россия, изменился и мир. Однополярной системы больше не существует, и к окрикам из Вашингтона в Москве относятся уже не так, как двадцать лет назад.

В тоже время признаем, что сирийский кризис ещё далёк от разрешения. Он лишь слегка подморожен. Впереди – напряжённые и изнурительные дипломатические схватки.
К публикации подготовлено сайтом: Kratko-News.com
По материалам : Источник

comments powered by HyperComments

Архивы

Сентябрь 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Авг   Окт »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

При копировании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Kratko-News.com © 2012-2018.