“Волчье логово” (Wolfsschanze), главная ставка Гитлера

22:15 /  Статьи

«Волчье логово», «Вольфсшанце» (нем. Wolfsschanze) — главная ставка фюрера (нем. Führerhauptquartier — FHQ) и командный комплекс Верховного командования Вооружёнными силами Германии в лесу Гёрлиц (нем. Forst Görlitz) недалеко от города Растенбурга, Восточная Пруссия (ныне город Кентшин в Варминско-Мазурском воеводстве Польши).
Комплекс «Вольфсшанце» использовался с 21 июня 1941 по 20 ноября 1944. За это время рейхсканцлер Германии Адольф Гитлер провёл здесь свыше 800 дней. Именно отсюда он руководил нападением на Советский Союз и боевыми действиями на Восточном фронте.

20 июля 1944 г. здесь было совершено неудачное покушение на Гитлера (см. Заговор 20 июля).
Как утверждает в своей книге «Падение Берлина» британский писатель Энтони Бивор, Гитлер покинул ставку «Вольфсшанце» ещё 10 ноября 1944 года, уехав в Берлин, где ему сделали операцию на горле. 10 декабря Гитлер перебрался в другую засекреченную ставку, расположенную в лесном массиве неподалеку от Цигенберга, менее чем в сорока километрах от Франкфурта-на-Майне. Её кодовое наименование — Адлерхорст (Орлиное гнездо).

«Вольфсшанце» была оставлена немецкими войсками после подрыва бункеров 25 января 1945 в связи с выходом передовых частей Красной армии к Ангербургу (нынешнее Венгожево), в 15 км от ставки.
Расчистка немецких минных полей вокруг комплекса осуществлялась армией ПНР в два этапа с 1945 по 1956 гг.
В наши дни «Вольфсшанце» представляет собой музей, действующий круглый год. На территории комплекса установлен памятник участникам заговора 20 июля.

Главная ставка фюрера «Вольфсшанце» представляла собой комплекс из более чем восьмидесяти бункеров и укреплённых строений посреди густого леса, расположенный на охраняемой площади 250 га и окружённый несколькими кольцами заграждений из колючей проволоки, минными полями, наблюдательными вышками, пулемётными и зенитными позициями. Потребности комплекса обеспечивались через находившийся поблизости небольшой аэродром Wilamowo и железнодорожную станцию. С Берлином его связывал прямой телефонный кабель.

Строительство ставки, осуществлявшееся «Организацией Тодта», началось в 1940 г. и продолжалось фактически до 1944 г. Её местоположение (среди Мазурских озёр и болот) было изначально выбрано с учётом относительной близости к советской границе, удалённости от крупных населённых пунктов и труднодоступности.

Для того, чтобы избежать обнаружения с воздуха, использовались макеты деревьев и маскировочная сетка. Но точное положение «Волчьего логова» было известно американской разведке уже в октябре 1942 года.
Координаты объекта:

54 04 46 N

21 29 34 E

Доктор инж. Фриц Тодт – имперский министр вооружения и боеприпасов, получил распоряжение немедленно приступить к возведению объекта, получившего код «Волчье Логово» (Wolfsschanze), и в середине лета 1940 года, на окраине маленькой прусской деревушки Гёрлиц, недалеко от Растенбурга закипела работа. Точную дату начала работ установить так и не удалось, однако уже к августу 1940 года, окраины Гёрлица были закрытой зоной. Непосредственным руководителем строительных работ, был назначен инженер Беренс (Ing. Behrens).

Выбор места был обусловлен наличием в округе хорошо укрепленных крепостей, отдаленности от крупных населенных пунктов и транспортных магистралей, а так же естественных преград в виде болот и рукотворного Мазурского канала, отрезающего территорию центральной Пруссии, и соединяющего Мазурские (нем. Мауэрзее) озера от бассейна реки Лава (Преголи) у Алленбурга (ныне пос.Дружба в Калининградской области). Немаловажным условием оказалось и наличие густого смешанного леса, сильно облегчающего маскировку.

Работы по возведению объекта были замаскированы под строительство небольшого химического завода, под рабочим названием «Аскания Норд» (Askania Nord) для чего были специально организованы три подставные фирмы, совершенно легально осуществляющие закупку материалов у ничего не подозревающих подрядчиков, а именно:

Фирма «Хойер» (Hoyer) из Гамбурга – монолитные железобетонные конструкции.
Фирма «Драйгер» (Draeger) – вентиляционные и фильтрующие системы.
Фирма «Сейдшпиннер» (Seidenspinner) из Штутгарта- ландшафтные работы, садоводство.
Фирма «Клаус Акерманн» (Klaus Ackermann) – железобетонные блоки.
Фирма «Уаренвертриб» (Warenvertrieb GmbH) – бараки, склады и служебные конструкции.
Основные работы по возведению курировали подставные «химические» фирмы Тодта – «Chemischen Werke Askania», « WEYSS & FREITAG» и «Daykerhof & Widmann».

Первая строительная фаза 1940-1941, включала в себя возведение перманентных сооружений. Адъютант Люфтваффе, Николаус Фон Белов (Nicolaus von Below), в своей книге «Als Hitlers Adjutant» упоминает, что на момент прибытия его в расположение ставки «Вольфшанце» в июне 1941 года, сооружения комплекса состояли всего из десяти незаконченных железобетонных укрытий, в которых только два помещения были хорошо защищены от авиабомб – вот в этих двух помещениях, временно разместили спальни, а фронтальные помещения, имеющие только противоосколочную защиту, использовали как производственные.

Профессор Ф. Сейдлер (Prof. F. Seidler), в своей монографии к Ф.Тодзие упоминает, что согласно утвержденным планам, на строительство ставки, которую было необходимо возвести за один год (до начала нападения на СССР), предполагалось задействовать до 20 000 лиц. Такое большое количество рабочих, обусловлено тем, что штат рабочих бригад, комплектовали с географическим разбросом, подвергали регулярной ротации и после исполнения небольшого этапа строительных работ, не позволяющих ясно вникнуть в суть назначения объекта – рабочие бригады рассылались по домам или переводились на другие стройплощадки. Вопреки утверждениям некоторых Польских авторов, сила военнопленных поляков на строительстве объекта никогда не применялась. Вся рабочая сила размещалась в бараках, построенных у Растенбургской сахарной фабрики.

В августе 1941 года, для приема высокопоставленных гостей, железнодорожный вокзал ставки, под названием «Гёрлитз» (Bahnhof Görlitz) расширили и добавили две дополнительные платформы. В последующие года на вокзал «Вольфшанце» прибывали такие высокопоставленные особы, как Итальянский диктатор Бенито Муссолини, Болгарский царь Борис III-й, Румынский диктатор Ион Антонеску а так же правитель Словакии Жосеф Тисо.

Маскировку и ландшафтное обустройство комплекса, поручили Штутгартской фирме «Сейдшпиннер» (Seidenspinner), которая настолько хорошо справилась с заданием, что закрытая территория комплекса больше напоминала санаторий, чем военный объект.

Не лишне напомнить, что к маскировке ставки подошли с особой ответственностью, и открытое пространство между строениями бункеров заполняли специально возведенными бутафорскими «деревьями» сооруженными из маскировочной сетки. Не лишне упомянуть, что маскировочные сети, регулярно менялась в соответствии с сезоном. Ночное освещение территории комплекса, состояло из темно-синих ламп с узконаправленными абажурами. Все дорожки так же маскировались каркасным навесом и закрывались маскировочной сетью, что делало ставку практический совершенно невидимой с воздуха.

В районе ставки, так же разместили штабы следующих служб:

Объект «Робинзон» (Robinson) – Штаб Военно-воздушных сил (OKL). Возведен в 65 км от ставки «волчье логово» недалеко от города Гольдап.
Объект «Мауервальд» (Mauerwald) – Штаб Сухопутных войск (OKH). Построен в 20 км от ставки, рядом с Ангебургом.[обнаружен и исследован нами в 2007,2008 году. Исследования не закончены]
Объект «Хохвальд» (Hochwald) – Штаб Секретной службы в 25 км от ставки. Возведен рядом с железнодорожной веткой между Гросгартеном и Швентином. [обнаружен и исследован нами в 2007,2008 году]
После завершения строительства семи основных железобетонных конструкций комплекса, концу весны 1942 года, начались саперные работы по минированию внешнего периметра закрытой «зоны III» (Sperrkreis III). Суть технологических новшеств, доставивших немало проблем при разминирований комплекса в послевоенные годы, состояла в том, что мины устанавливались в деревянные, а позже в фарфоровые контейнеры, которые не предполагали возможности «легкого» обезвреживания.

Всего комплекс насчитывал более 80 строений, из них примерно 40 относились к жилым и хозяйственным постройкам, 40 легких железобетонных бункеров-укрытии и 7 массивных укрепленных сооружений. Комплекс имел бомбоубежища, офицерское казино, вокзал, собственную электростанцию и две взлетно-посадочных полосы.

Внутренний периметр комплекса был разделен на три зоны безопасности, огороженные друг от друга проволочными заграждениями и электрической проволокой. Для пересечения рубежа каждой из зон, было необходимо иметь три различных вида пропусков, ограничивающих доступ в закрытые сектора.
Зоной наивысшего режима секретности была «первая зона» (Sperrkreis I) – где располагался штабной комплекс, личный бункер и резиденция фюрера, бункер Бормана, Геринга, Йоделя и доктора Дитриха.
Далее по значимости «вторая зона» (Sperrkreis II), где располагались второстепенные помещения для совещаний, железнодорожный вокзал и легкие бункера командования, штаб вермахта и комендатура ставки.
«зона три» (Sperrkreis III), ограничивала внешние границы комплекса и предназначалась исключительно для нарядов патрулирующих периметр, постов и персонала зенитного прикрытия.

Практический с самого начала функционирования комплекса, с лета 1941 года, коменданту, начали поступать многочисленные жалобы различного характера, указывающих, что работа в ставке, была отнюдь не беззаботная. Все лето персонал жаловался на невообразимые орды назойливых комаров, летящих к комплексу с болот, окружающих его с трех сторон. Так же, проблемы у персонала, возникали из за очень большой сырости внутри бетонных укрытии, которые частью были вызваны необходимостью принудительно отключать вентиляцию. Дело в том, что система отопления и вентиляции, иногда выключалась персоналом – поскольку шум электромоторов системы был настолько ощутимым, что мешал рабочей атмосфере, а в жилых укрытиях беспокоил отдых людей.
Помимо рабочей рутины, за время функционирования объекта с ним связан и ряд исторических событий, так или иначе повлиявших не только на ход второй мировой войны, но и на историю человечества.

08.02.1942 по так и не выясненным до конца обстоятельствам, вскоре после взлета с аэродрома «Вольфшанце» загорелся и взорвался в воздухе самолет главного создателя Волчьего логова – инженера Фрица Тодта (Fritz Todt). В книге Генри Пикера «Застольные заговоры Гитлера» – упоминается, что официальная версия расследования авиакатастрофы гласила – самолет «Хеинкель-111» был снабжен механизмом самоуничтожения и пилот, вероятно по ошибке включил его, однако истинные причины катастрофы так и остались не выясненными, породив множество кривотолков.

К началу 1944года, началась третья строительная фаза, в этот период все уже существующие бункера были залиты в противооткольное укрытие. В комплексе на тот момент проживало более 2 000 лиц (не менее 1 200 человек), двадцать из которых – были женщины занимающие должности поваров, стенографисток и телефонисток. Весьма странный факт – супруга Гитлера, Ева Браун никогда в ставку не приезжала.

К середине 1944 года, полезная площадь комплекса составляла 154 501 м ². Территория внутреннего сектора ставки – около 250 Га, площадь периметра – 800 Га. Общая себестоимость работ составила около 36 000 000 имперских рейхсмарок. [на снимке с лева, перестроенный бункер Гитлера. 1944 года.]

19 Июля 1944 руководство строительного управления (ОТ) явилось в «Вольфшанце», для утверждения плана возведения новой ставки «Ризе» (Riese). В ходе совещания было решено, фактический свернув фазу активного возведения комплекса «Вольфшанце», перебросить строительные подразделения из Растенбурга, в Нижнюю Силезию – на возведение нового комплекса, и уже к концу августа в район новой стройки «Riese» дополнительно перебросили 800 человек, ассигновав на строительные работы 130 миллионов рейхсмарок, что почти в четыре раза превысило общий бюджет затрат на постройку «Вольфшанце». Новый комплекс, вырубленный в скалах был настолько грандиозен, что завершить его строительство планировалось только в 1947 году.

20 Июля 1944, 12:42 – в помещений оперативного совещания командования ставки, которое проходило в одном из деревянных бараков закрытого «сектора I» прогремел мощный взрыв. Погибли три высших офицера и стенографист, сам Гитлер, на которого и рассчитывалось покушение, по невероятному стечению обстоятельств отделался лишь несколькими царапинами и повреждениями барабанных перепонок. Организованная шефом разведки Ф.В.Канарисом, операция «Валькирия» провалилась. Кровавая охота на ведьм, учиненная мясниками гестапо в ходе выявления заговорщиков погубила жизни около 200 человек, совершенно не причастных к заговору. Фюрер утратил доверие к своему окружению, разогнал адъютантов, уволил личного врача Теодора Морреля и впал в продолжительную депрессию, и вероятно опасаясь новых покушений, не покидал ставку до осени, вероятно ожидая к 1 ноября, торжественной сдачи своего нового, роскошного убежища в Нижней Силезии, которое получило код “Обитель Великана” (Anlage Riese). Напомним, что весь комплекс “Ризе” состоял из семи объектов, а к 1 ноября была запланирована сдача лишь правительственной резиденции Гитлера в замке “Фюрстенштайн”, в скале под которым были вырублены двухуровневые галерей с размещенными в них убежищами.

Однако уже к сентябрю 1944 года, стало ясно, что здоровье фюрера после покушения, окончательно расшаталось и целесообразность его нахождения в расположении ставки становилось все более сомнительным. Общая военная ситуация и здоровье фюрера постепенно ухудшалось… Немецкие источники указывают, уже в сентябре была начата постепенная эвакуация ставки, и поскольку в виду нехватки рабочей силы, организация Тодта не успевала в заданные сроки закончить строительство нового комплекса в Нижней Силезии, обитатели “Вольфсшанце” готовились переехать в старую ставку “Орлиное Гнездо” (Адлерхорст \ Adlerhorst) что находилась недалеко от Берлина.

10 ноября 1944 года, Гитлер отдает приказ атаковать союзников в Арденах, волею судьбы – это был последний приказ, отданный им в ставке «Вольфшанце». Назначенные после неудачного покушения, новые личные врачи Гитлера, Карл Брандт и Людвиг Штумпфеггер настаивали на переезде фюрера в более приемлемое для лечения нервов место.

20 ноября 1944 года в 5:15 утра, навсегда покидая «Вольфшанце» в тяжелых раздумьях, на личном спецпоезде «Бранденбрг», Гитлер отбывает в Берлин, на последок отдав приказ заминировать комплекс на случай возможности ее захвата противником. Даже не смотря на отбытие Гитлера из ставки, работы по расширению комплекса не останавливались и за последующие несколько месяцев 1944 года, были возведены еще несколько хозпостроек.

Бункера заминировали согласно плану мероприятия по уничтожению комплекса, которые были разработаны по личному приказу генерал-фельдмаршала В.Кейтеля, и имели код “Unternehmen Inselsprung”.

23.01.1945 Согласно бытующей в большинстве источников информации, ударные группы 3-го Белорусского фронта, уже находились в 15 км от расположения ставки, когда поступил приказ на реализацию спецмероприятий по уничтожению. Операция “Inselsprung” была задействована командой на подрыв, чудовищные взрывы сотрясли окраины Растенбурга, взрывная волна разбила окна в некоторых домах на расстояний 10 километров от объекта, а на ближайших озерах раскололся лед. На уничтожение каждого бункера, в среднем ушло около 8 тонн взрывчатки. Ну а мы с вами, запомним дату подрыва! – чуть позднее я попробую описать один интригующий момент, который до сих пор нигде не упоминался и за который мы основательно «зацепились» в своих исследованиях.

Тем не менее, практический во всех источниках упоминается примерно такой сценарий развития событий – не смотря на спешку, аккуратные немецкие саперы, руины ставки оставили 25 января 1945 года, окончательно уничтожив все сооружения и коммуникации. Саперы и персонал «логова» покинули расположение Растенбурга вместе с быстро отступающими на юго-запад войсками вермахта.

27.01.1945 года, передовые группы Красной армии без боя заняли район Растенбурга и расположение «Волчьего логова» от которого по идее остались только разбросанные по лесу куски бетона и плотно заминированный периметр…

О масштабах саперных работ говорит тот факт, что только периметр минных заграждений «вольфшанце» попеременно разминировался силами Красной и Польской народной армии на протяжении целых последующих одиннадцати лет!! с 1945-по 1956 год было обезврежено в общей сложности около 55 000 мин!

В 1958 году, польские власти приняли решение открыть руины ставки для посещения, сняв статус закрытой зоны, и уже в следующем году появились первые упоминания о начале туристической карьеры этого объекта.Отсутствие информации в послевоенное время породило множество кривотолков и легенд об этом месте и в последующие десятилетия все легенды о существований подземных уровней комплекса и спрятанных в них несметных сокровищах были безжалостно опровергнуты наглядными аргументами. Беглое изучение обезображенных чудовищной силы взрывом руин указывало на однозначный приговор – в «волчьем логове» подземных помещений нет! Однако, как учит народная мудрость – нету дыма, без огня…

Тайны… Тайны…
В книге Британского историка Энтони Бэвора (Antony Beevor / Berlin – The Downfall 1945) приводится интересная деталь, а именно докладная записка, датируемая 22 января 1945 года (то есть за три дня до официальной даты подрыва ставки!).

[ЦАРФ 9401/2/93 стр.6-15] Уполномоченный НКВД по 3-му Белорусскому фронту генерал-полковник В.С. Абакумов, докладывает лично Сталину и Л.Берия, что о существований секретной ставки Гитлера, в районе треугольника Растенбург-Летзен-Ангебург, органы контрразведки узнали в результате допроса пленных, высокопоставленных немецких офицеров.

СПРАВКА: В.С. Абакумов: В дальнейшем, 4 мая 1946 года, по приказу Сталина, сменил В.Н. Меркулова на посту министра МГБ. Однако очень скоро стал жертвой интриг Хрущевского окружения, 19 декабря 1954 года осужден в Ленинграде как сообщник Берии (и это даже не смотря на то, что он был личным врагом Берии), и был расстрелян в тот же день. Однако продолжим.

Самым невероятным является то, что в сообщений сказано – в результате оперативных поисков, предпринятых СМЕРШ, 14 января ставка была обнаружена. Помимо подробной описи объектов комплекса, в докладной записке, упомянуты такие детали, которые не могли быть почерпнуты уже после реализации мероприятии по уничтожению объекта – как например:

Темно-синее внешнее маскировочное освещение территории объекта, маскировочные сети, заминированный периметр, так же то – что бункер Гитлера был найден и идентифицирован по обнаруженной в нем фотографии Гитлера и Муссолини, а так же, по обнаруженному штабному справочнику телефонных номеров. В пустом сейфе бнаружены бланки адъютанта Гитлера и секретный список телефонных номеров раскрывающих структурные кода абонентов. У бараков личной охраны Гитлера, обнаружена брошенная форма и эполеты солдат секретной службы из дивизии «Grossdeutschland». Упоминается наличие взлетной полосы в 5 км к югу от ставки, наблюдательных пожарных вышек в лесу, высотой 35 м. и противоздушного прикрытия комплекса.

А теперь внимание!

-Так же, упомянут ПОДЗЕМНЫЙ гараж на 18 автомобилей в районе внутреннего штабного периметра, и 12 бункеров «14 метров глубиной» (deep- тут возможны неточности связанные с переводом документа на английский и обратно на русский), однако совершенно четко указывается высота бункеров – 8 метров и ширина стен 5 метров – связанных между собой ходами!

Абакумов докладывает, что подразделения НКВД удерживают территорию у штаба Гитлера, штаба Гиммлера OKW (опечатка, OKH– вероятно имеется ввиду ставка сухопутных войск«Мауервальд») и резиденцию Риббентропа – продолжая интенсивный поиск документов.

В завершение докладной, Абакумов просит в случае необходимости обеспечить прибытие специалистов, для изучения комплекса…

Таким образом, мы получаем парадоксальную развязку. Факт – заминированная ставка брошена охраной и персоналом уже к 14 января. Последующие одиннадцать дней находится под охраной органов СМЕРШ и подвергается скрупулезному обыску и изучению. Исходя из датировки документа – за три дня до официальной даты подрыва комплекса, все было уже проверено и обыскано. Вероятно по причине полной инженерной неинтересности пустых бетонных коробок, из Москвы поступило распоряжение не тянуть время и немедленно взорвать ставку, что и было сделано 25 января 1945 года – но как вы понимаете, не немецкими войсками, в результате исполнения мероприятий операции “Inselsprung”, а русскими НКВДшниками.

Наш же интерес, по изучению комплекса «Вольфшанце» лежал в плоскости охоты за легендами и мы предприняли ряд экспедиции для выяснения некоторых обстоятельств почерпнутых их архивных документов. – отчет о наших исследованиях подземной части комплекса [отчет закрыт до завершения заключительной экспедиции, которая проидет в 2008 году], предмет отдельных статей, в которых мы приведем все планы и схемы. Как вы можете судить, по изложенному выше материалу, наличие легендарных сокровищ в ставке – граничит с абсурдом с силу таких веских аргументов как:

У немецкого командования было достаточно времени для вывоза всех ценных активов и документов из ставки. На момент захвата комплекса подразделениями СМЕРШ – вся их добыча сводилась к телефонному справочнику и пустым бланкам в распахнутом сейфе.
Гитлер, покидая ставку приказал ее заминировать, фактический зная что вероятно уже никогда сюда не вернется. Оставлять что то ценное в таком небезопасном месте, которое к тому же уже фактический находилось под прямой угрозой захвата – дело совершенно бессмысленное.
Захватившие комплекс подразделения СМЕРШ за 11 дней, облазили в нем каждый угол, и если даже предположить что, нечто ценное все же было найдено – вряд ли оно было бы оставлено для уничтожения. Все ценности были бы вывезены в СССР в качестве репарации. Обычно, с немецких укреплений на металлолом срезались даже двери, бронеколпаки, снимались кабеля и т.д.
В этом случае, ясно что искать какие то ценности там бессмысленно, однако обнаружение и исследование подземной части имеет историческое значение.


Архивы

Апрель 2013
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар   Май »
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930  

При копировании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Kratko-News.com © 2012-2018.