На Львовщине прокуратура требует отменить слишком мягкий приговор убийце участкового милиционера

14:32 /  Новое, Происшествия

На днях Радеховский районный суд Львовской области за совершенное с особой жестокостью убийство участкового инспектора милиции капитана Андрея Думанского приговорил двух местных жителей к 15 и трем годам лишения свободы. Столь мягкий приговор вызвал бурю возмущения среди правоохранителей, родственников погибшего и жителей сел, где работал участковый.

«Изувеченного участкового, который был уже без сознания, привязали к подводе и… потащили тело по грунтовой дороге»

Трагедия произошла 18 апреля прошлого года в поселке Лопатин Радеховского района.

— Около десяти часов вечера одетый в гражданское 33-летний участковый сидел за столиком на веранде возле маленького летнего киоска и пил кофе, — рассказывает «ФАКТАМ» руководитель патрульной полиции Радеховского отделения Червоноградского отдела полиции львовского областного главка Нацполиции подполковник Николай Галущак. — Ждал прихода мастера, который собирался сделать косметический ремонт его служебного кабинета в соседнем селе Березовка. Он как раз купил для этого необходимый материал за свой счет. И тут между сидевшими за соседним столиком 53-летним конюхом Петром Шнуром (имена преступников изменены. — Авт.) и пожилым мужчиной, бывшим председателем колхоза, возник спор по хозяйственным вопросам. Петр стал нецензурно оскорблять своего собеседника. Андрей Думанский подошел к ним, официально представился (хотя за более чем 10 лет службы его знали практически все) и попросил «не выражаться». Петра Шнура это разозлило — он вывел бывшего председателя из палатки и ударил. Милиционер подошел, чтобы защитить пожилого мужчину. Тогда конюх внезапно ударил правоохранителя в лицо. Капитан упал на землю, а Шнур подобрал металлическую трубу и нанес еще несколько ударов по груди. После этого Шнур привязал находившегося без сознания участкового к своей подводе, запряженной двумя лошадьми, и… потащил его тело по грунтовой дороге.

*У погибшего участкового Андрея Думанского остались двое маленьких детей (фото из семейного альбома)

Женщины, ставшие свидетелями жуткого происшествия, слышали, как пришедший в себя участковый просил своего палача: «Что ты делаешь?! Отпусти! У меня же дети!» Несмотря на это, Шнур опять взял трубу и стал зверски бить Андрея по груди, а потом и по голове. Он полностью размозжил ему голову…

Все это происходило в присутствии 27-летнего помощника конюха Ивана Беды. Старший бил, а молодой послушно управлял подводой…

Изувеченное тело волокли то по дороге, то по полям более 13 километров. На границе с Бродовским районом его бросили в воду мелиоративного канала…

О произошедшем в дежурную часть полиции сообщил по телефону случайный свидетель: «Едет по селу подвода и волочит за собой привязанное человеческое тело». Туда срочно выехала следственно-оперативная группа. Подводы уже не было, зато стояла пустая машина Андрея Думанского…

— Мы подняли весь личный состав и приступили к поискам, — вспоминает Николай Галущак. — Нашли следы крови, фрагменты тела, подобрали телефон, куртку и свитер со служебным удостоверением. На этот момент уже расспросили свидетелей. Искали Петра Шнура, перекрыв ему все возможные пути побега. Нашли и его подводу с пятнами крови.

Под утро мы обнаружили в воде тело убитого участкового. В этот момент мне как раз позвонили его жена и мама, я не решился сказать им о том, что произошло…

Как вдруг мы увидели подводу с конюхом. Кричу нашим ребятам: «Быстрее перекрывайте дорогу!» Сначала тот ехал на полной скорости, а потом, не доезжая метров двадцать до нас, остановился, упал на колени и сдался. Наши сотрудники еще двое суток не спали — охраняли убийцу, чтобы его не растерзали люди.

Я не понимаю этого человека! Он и тогда все осознавал и сейчас осознает, но не кается. Более того, твердит: «Я все сделал правильно». Он отнял жизнь у человека, отца двоих детей. Как за несколько минут в нем накопилась такая страшная ненависть к Андрею, с которым ему не приходилось даже сталкиваться? Значит, у этого человека внутри было что-то зверское? Он ведь и пьяным не был — приехал с полевых работ и заказал в баре кружку пива… Сейчас его делают чуть ли не святым. И ближайшие родственники встали на его защиту — продали все его хозяйство, чтобы оплатить работу адвокатов. Когда проводился следственный эксперимент и воссоздание обстоятельств убийства, сестра преступника, учительница, кричала брату: «Правильно сделал!»

В селе о Петре Шнуре говорят неохотно — боятся. Но с некоторыми сельчанами поговорить все же удалось.

— Шнур — огромный мужик: двухметрового роста, весом 130—140 килограммов. Физически очень сильный и к тому же агрессивный, — рассказал «ФАКТАМ» местный житель Николай. — Очень вспыльчивый. Если что-то не так — сразу бросается в драку. Сколько он устраивал мордобоев, сколько человек избил! Не жалел никого, даже своих знакомых. Никто заявлений в милицию не писал, опасаясь по­следствий, а он становился еще наглее. И все ему действительно сходило с рук.

Женщины в селе рассказывали, как Шнур издевался над своей женой (говорят, даже заковывал ее в цепи), бил своих детей — двух сыновей и дочь. Слышал, что ребята убегали из дому и ночевали где придется, прячась от отца. В конце концов жена с детьми сбежала. Потом ушла и сожительница. Последнее время Шнур жил в одиночестве, как отшельник, общался разве что со своим молодым помощником Иваном, который беспрекословно выполнял его распоряжения.

— У нас все были уверены, что за такой садизм убийцу посадят пожизненно, но судьи в районе оказались слишком «гуманными», их даже не смутило, что речь идет о сотруднике правоохранительных органов, — говорит местная жительница Оксана. — Андрея Думанского уважали все. Доброжелательный и безотказный, ему можно было позвонить хоть ночью, и он мчался на вызов, даже самый пустяковый. Местных дебоширов и алкоголиков успокаивал не кулаками, а словом и убеждениями, мог навести порядок в их семьях. Это был хороший участковый.

— Капитан милиции Андрей Думанский погиб при исполнении служебных обязанностей. Новость о жестоком убийстве милиционера шокировала всю Украину. Изверга — не могу подобрать другого слова — и его напарника удалось быстро задержать. Мы приложим все усилия, чтобы виновники жестокой расправы над Андреем понесли заслуженное наказание, — пообещал год назад начальник Львовской областной милиции Дмитрий Загария.

«По „закону Савченко“ один из преступников в конце года выйдет на свободу»

Когда оказываешься в доме Думанских, создается впечатление, что трагедия произошла не год назад, а буквально вчера. Хотя родные и заняты насущными хлопотами, присутствие беды чувствуется повсюду. Отец во дворе чинит машину, мама, Анна Петровна, готовит на кухне, вдова Галина лечит от кашля пятилетнюю дочку Алину (13-летний сын Назарчик в школе). На столе стоит большая фотография Андрея с траурной ленточкой, и все ходят в этой комнате на цыпочках.

*”Мы были уверены, что суд будет справедливым: убийце — пожизненное заключение, его напарнику — большой срок лишения свободы. Приговор нас просто шокировал”, — говорят родные погибшего (фото автора)

— Пойти в милицию муж хотел давно, — говорит вдова Галина. — Правда, он сначала закончил автодорожный техникум, потом полиграфический институт и лишь после этого школу милиции. А я и не протестовала — мечта любимого мужчины. Да и работа уважаемая, по сельским меркам неплохо оплачиваемая. Хотя служба тяжелая, муж часто поздно возвращался домой, его могли вызвать в любой момент. Но я все понимала, вместе с его мамой всегда допоздна ждали, когда он вернется.

— Никто из жителей сел, в которых работал Андрей, не скажет о нем плохого слова, — вздыхает Анна Петровна. — Сын был очень добрый. Бывало, рассказывал о чужой беде и, переживая за постороннего человека, мог расплакаться.

Женщины признаются: в день трагедии никаких плохих предчувствий не было. Вечером Андрей уехал на встречу с мастером, Галя пекла пирог, Анна Петровна прибирала. Поужинали, искупали и уложили детей и почему-то в нарушение сложившейся традиции тоже легли спать, не дождавшись возвращения Андрея.

— Я не буду говорить, что мы пережили, когда узнали об ужасном убийстве. Это был шок, — плачет Галя. — Сыну Назару до сих пор боимся рассказать подробности страшной смерти его папы, переживаем, что детская психика не выдержит. Сын думает, что отца ранили бандиты и он умер в больнице. На похоронах Назар спрашивал: «А почему папу нельзя увидеть в гробу? Почему крышка закрыта?» Не объяснять же ребенку, что отец изуродован, на теле живого места не осталось, в голове огромная дыра. У меня сердце разрывается, когда дочка, глядя вечером на небо, говорит: «Мама, вот звездочка упала! Это папа к нам с неба возвращается?»

Семья Шнура (сестра и взрослые дети) ни слова сочувствия нам не сказали. А на суде врали, что приезжали извиняться. Не было такого! Мы только на судебных процессах встречались. Идут навстречу нам и… улыбаются. То ли нашей беде радуются, то ли гордятся убийцей.

— С судом все как-то странно складывалось, — добавляет Анна Петровна. — Преступников поймали в тот же день, воспроизведение убийства произошло на третий день. А суд все затягивался под самыми разными предлогами. На какие только хитрости не шли подсудимые, чтобы получить маленькие сроки! Например, заявляли: дескать, не знали, что перед ними милиционер. Но, во-первых, Андрей представился им, а во-вторых, это небольшое село он обслуживал больше десяти лет — там все друг друга знают. Тем не менее мы были уверены, что суд будет справедливым: убийце — пожизненное за­клю­чение, его напарнику — большой срок лишения свободы. Приговор шокировал всех.

— За совершенное с особой жестокостью умышленное убийство милиционера дали 15 лет! А за хорошее поведение в колонии скостят еще полсрока, — возмущается Галина. — Напарник Шнура Иван вообще получил три года. За кражу больше дают, чем за причастность к убийству правоохранителя. Где же справедливость? По «закону Савченко» Иван в конце этого года выйдет на свободу. Мой сын переживает: «А он нам ничего не сделает?» Медики рассказывали, что Иван психологически слаб, легко попадает под влияние другого человека, готов выполнять все, что ему прикажут. Он был ранее судим, тюрьмы не боится. Вернется и будет опять убивать?

— Когда после гибели Андрея журналисты попросили дать ему характеристику, я сказал: «Посмотрите, сколько людей в холод и дождь пришли на кладбище на его похороны. Все руководители города и района, простые горожане, сослуживцы, друзья и родственники, жители сел, где он работал», — говорит Николай Галущак. — Это был настоящий профессионал, по любому звонку ехал на помощь людям. Ведь тогда в баре мог взять кофе и отойти в сторону или сесть в машину и уехать. А он встал на защиту человека. Так Андрей понимал свою службу.

— Прокуратура подала апелляционную жалобу на приговор Радеховского районного суда в отношении двух лиц, осужденных за жестокое убийство участкового инспектора, — сообщили «ФАКТАМ» в пресс-службе прокуратуры Львовской области. — Прокурор настаивал в суде назначить одному обвиняемому пожизненное заключение, а его сообщнику — 13 лет лишения свободы. Однако суд назначил наказание в виде 15 лет лишения свободы и трех лет соответственно. Прокуратура не соглашается с таким приговором убийцам милиционера.

P. S. Автор благодарит отдел коммуникаций Главного управления Нацполиции во Львовской области за помощь в подготовке материала.

Архивы

Май 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр   Июн »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

При копировании материалов активная ссылка на сайт обязательна. Kratko-News.com © 2012-2018.